Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

«‎Я начала делать то, что я хотела». Кейс-интервью с дизайнером продающих сайтов Алисой Линс

Моя гостья сегодня маркетолог и дизайнер продающих лендингов Алиса Линс. Алиса была у меня на тренинге «Общайся смело» с целью убрать блок перед камерой, чтобы снимать сторис. Я попросила ее рассказать о результатах нашей работы. 

Если вы не очень любите читать, но готовы смотреть или слушать, специально для вас в конце статьи видео-версия интервью. 

— Что происходило у тебя в жизни, когда возникла потребность прийти ко мне на тренинг? Какая ситуация этому способствовала?

— Если ты собираешься серьезно вести Инстаграм, то без сторис тебе точно не обойтись. Это сейчас мне кажется, что сторис — это самый классный инструмент, который только может быть: можно делать текст, потом видео, потом еще заставку какую-то, и все это миксовать… 

А вот раньше эта говорящая голова, когда ты идешь по улице и что-то там рассказываешь… По-моему, это у всех людей моей возрастной категории: кажется, что вот ты идешь по улице, что-то там говоришь в телефон, и все на тебя смотрят, крутят пальцем у виска, типа: «О, чокнутая блогерша пошла! Дурная какая-то женщина». 

Для меня это было очень сложно, при том, что в целом я не могу себя назвать застенчивой женщиной. Но вот взять телефон и с ним идти — это для меня был какой-то затык. И я пришла к тебе именно за тем, чтобы «отжать» этот триггер.

— Почему ты решила обратиться с этим именно ко мне? 

— Я решила прийти к тебе, когда увидела видео, где ты убираешь у девочки триггер «Я не эксперт». Мне понравилось, что это выглядело как игра, не вот это: «Сядьте в позу лотоса. Сосредоточьтесь на своих убеждениях…». И я захотела попробовать именно твой способ. Ну и плюс, я очень тебя люблю, давно тебя читаю и доверяю тебе как эксперту. 

— Стала ли наша работа для тебя действительно стрессом? 

— Ну вообще поначалу у меня зум не загружался, потом пошел дождь, и вообще казалось, что все против меня. Сам шаг в эту работу был стрессом. Частично он снялся после того, как мы проговорили, в чем суть. 

— О, вот расскажи, пожалуйста, заодно, в чем суть.  

— Суть была такая, что я беру телефон, выхожу на улицу, мы с тобой выходим в зум, и ты мне из телефона говоришь, что я… ну не очень хороший человек (улыбается). 

— Давай я добавлю, что перед этим мы встретились на диагностической консультации, где вытащили те самые триггерные фразы, которые останавливают именно тебя от того, чтобы свободно идти по улице и снимать сторис. И на самой сессии я говорила тебе именно эти фразы. 

— Да, мне дико понравилось, что ты очень быстро вытащила эту штуку: «Ты что, совсем дура?!». Дело в том, что моя мама — очень чопорный человек, такая интеллигенция до мозга костей, всегда подтянутая, каблуки высокие… И как только мы как-то не так себя вели, она всем своим видом показывала: «Это не мои дети, мне их подкинули». А я всегда была очень взбалмошным ребенком, вечно что-то придумывала. И мама, соответственно, все время говорила мне: «Ну ты как дура какая-то!». И, естественно, это въелось, я сама себе начала это говорить.

И вот мы с тобой пошли с этой фразой гулять по улице. Мы смоделировали ситуацию, что я иду по улице с телефоном, а Аня мне говорит ту самую фразу: «Ну что ты как дура?!».

— Вот тут я тоже поясню, что по технологии тренировки постоянно воспроизводится одна и та же фраза, которую мы на диагностической консультации определили как триггерную. Реакция на нее исчезает при многократном повторении, как будто бы ломается кнопка, на которую ты постоянно нажимаешь. «Кнопки» могут быть очень разными у разных людей — на диагностических консультациях по продажам, например, я очень часто вытаскиваю что-то типа «Ты обманываешь людей», «Продажная женщина», «Торгашка», «Ты облажаешься»… 

— Да, и вот как это происходило — сначала было как-то неловко, потом стало весело. И в какой-то момент я поняла, что я просто ничего не чувствую по поводу этой фразы. Ну говорят мне, что я как дура, ну и ладно, и хорошо.

Вообще вся эта работа сняла градус важности на все. Потому что, помимо снятия сторис, то, насколько я серьезная, насколько серьезным человеком меня воспринимают люди, — все это казалось очень важным. И вот этот градус важности снялся не только со сторис, он снялся и с выступлений, и с моих мастер-классов, и вообще в принципе с работы на камеру. 

У меня был опыт, когда я встретила хейтера практически на важнейшем своем выступлении, и плюс еще вот этот триггер, что я совсем как дура. И это в совокупности стало таким блоком, через который сложно пройти. После работы с тобой мне стало по этому поводу совершенно спокойно. Даже мои подписчики иногда пишут: «Хватит уже трындеть на камеру, записывай какие-нибудь другие сторис». Мне стало действительно легко и просто, и я за это тебе очень благодарна.

— Какие преимущества моей услуги, по сравнению с другими способами решить проблему, ты могла бы выделить?

— Мне очень понравилось, что мы сделали это быстро, а не сидели какими-нибудь долгими вечерами. Вообще если сравнивать с терапией, то мне хотелось бы носить в терапию какие-то фундаментальные вещи. В этом году было много чего фундаментального, например… И проблемы с родителями работать — не переработать. 

А вот узкие вопросы хотелось бы решать быстрее. Вот мы с тобой как эту проблему решили? Хоп — и как по щелчку пальцев. Мне нравится вот так, это круто. 

— В чем для тебя главная ценность нашей работы?

— Главное — это, наверное, легкость. Для меня легкость самовыражения — это вообще одна из ключевых ценностей. Когда ты дитя Советского Союза, это значит, что ты вышел из типовой школы, где всех пытались лепить одинаковыми, как кирпичи. И твоя задача — перестать быть этим кирпичом и чувствовать легкость по жизни. В общении с людьми, в том, как ты работаешь, как ты чувствуешь, как живешь… Когда ты раскрываешься, ты чувствуешь себя счастливее. Можно сказать, наша работа расчистила еще один засор.

—  Что было хорошего в работе именно со мной?

— Опять же, легкость. Я очень люблю экспертов, с которыми, помимо их профессионализма, еще и легко, и весело. Когда идешь решать какую-то важную задачу, ее надо решать с человеком, который тебя понимает. И мы с тобой вроде ржем и общаемся как подруги, а на выходе получаем результат. Для меня это очень важно. 

— Скажу как тренер, что в этой работе быстрый результат достигается именно за счет интереса. Когда максимальное количество единиц внимания у тебя в настоящем времени, ты меньше циклишься на триггерах и травмах прошлого, не проваливаешься в них, а просто смотришь на них из здесь и сейчас. Помнишь вот это наблюдение, что на самом деле на тебя вообще никто не смотрит, и людям пофигу, что ты там снимаешь на свой телефон?

— Да! Это было так классно, когда я иду по улице с телефоном и говорю: «Эй, люди, а вы чего на меня не обращаете внимания?! Эй, я тут с телефоном!». И никто на меня не смотрит (хохочет). Реально, люди думают только о себе. 

— Какой для тебя главный результат нашей работы?

— То, что я сразу же начала снимать сторис. Я начала делать то, что я хотела. Плюс, я стала работать на камеру легко. Я сейчас работаю с Нетологией, и у меня там вебинары очень часто. И вот я выхожу, и у меня нет этой важности, вот этого «Что ты тут как дура?!». И, конечно, люди считывают то, что тебе легко и спокойно, и контакт с ними получается более легкий. Это очень круто. Для меня это главный результат.

— Здорово! Спасибо большое тебе за интервью и за нашу совместную работу. Мне было очень здорово с тобой поработать. 

— Спасибо, это взаимно!

Если вас заинтересовал тренинг «Общайся смело», ищите более подробную информацию и кнопку записи здесь

Видео версию интервью смотрите здесь: 

Ваша Анна Узунер, ментор по развитию предпринимательских навыков

Оставить комментарий