Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

Нейрографика — это магический мультипликатор. Интервью с инструктором по нейрографике Диной Игликовой

Привет, это рубрика #красотаспасетмир, и сегодня у меня в гостях Дина Игликова, инструктор по нейрографике, экспоненциальный коуч и тетапрактик. Мы с Диной какое-то время работали над устранением реакции на триггеры продаж, и еще на первой встрече я сразу с интересом отметила висящие за ее спиной работы — нейрографические картины. 

Мало того, что это просто красиво, я слышала о нейрографике как об инструменте трансформации и, не побоюсь этого слова, исполнения желаний. О том, сколько в этом правды, насколько сложно научиться рисовать такие картины, и как с их помощью можно изменить свою жизнь, мы и будем говорить сегодня.

Дина Игликова

— Здравствуйте, Дина! 

— Здравствуйте!

— Мой первый вопрос об ожиданиях и реальности. Я слышала такое мнение о нейрографике, что это про то, что ты нарисуешь картину — и твоя жизнь сразу изменится волшебным образом. Сколько в этой технике на самом деле чуда, и сколько — самого человека?

— Я коуч денежного мышления, работаю с темой денег с 1991 года, и мое первое образование экономическое. Поэтому когда я слышу вопрос: «Что мне надо нарисовать, чтобы деньги мешками повалили?» (это реальный запрос в Директ), мое первое желание — сказать: «Вы лучше сразу учитесь деньги рисовать». Очень странно ожидать, что от того, что ты что-то нарисуешь, появятся деньги. 

Нейрографика — это психологическая практика. Все, что мы делаем в ней, можно делать и другими способами. Но на мой взгляд, именно нейрографика в разы облегчает человеку проход через трансформацию. Вместо того, чтобы что-то представлять себе в уме, он начинает рисовать и связывать элементы между собой, и тогда его идея или эмоция получают вещественное подтверждение на листе бумаги. 

Мы рисуем доход, каким он был, потом то, каким он должен стать, и прорисовываем путь к этому новому доходу. Откуда он должен вырасти до таких размеров. Что у человека есть для того, чтобы он таким стал. Чего ему не хватает, что нужно развить, чему нужно научиться… Чему нужно сказать «да», а чему — «нет». Бывает, что человек тратит свое время и энергию на то, чтобы смотреть сериалы или забрасывать красные трусы на люстру. Нейрографика может подсказать ему, на что он может направить их эффективно. Он сам начинает думать во время рисования и находить решения. 

Работа Дины Игликовой

Для меня, как для человека прагматичного, ориентированного на результат, нейрографика — это возможность порассуждать с маркером в руке,прорисовать дорогу. Тогда то же увеличение дохода перестает быть предметом беспрестанного бесплодного обдумывания и становится фактом — бери и делай.

— Да, я тоже вижу по отношению к деньгам два подхода. Один из них: «Нет денег — иди работай». А другой — как в анекдоте про пилу, когда один мужик спрашивает у другого, почему он тупой пилой деревья пилит, а тот отвечает, что ему точить некогда. Исходя из того, что я сейчас услышала, нейрографика — это один из способов заточить пилу, при том, что пилить за тебя тоже никто не будет.

— Да. Она просто начинает разгонять энергию, при условии, что человек понимает, что он делает, идет в правильном направлении и правильном сопровождении. Один из частых рекламных посылов про нейрографику — это очень яркий слоган «Нарисуй себе деньги!». Но в чистом виде деньги не рисуются, так же как не рисуются дети, мужья, дома и все остальное. Нарисовать себе дорогу к деньгам, открыть себе пространство для денег, проработать свои страхи — да, это возможно.  

Давайте предположим, что нейрографика — это некий магический мультипликатор. Вообще любая магия, ритуалы и прочее — это мультипликаторы, которые что-то увеличивают, умножают. Пять, умноженное на десять — это пятьдесят. А что будет, если умножить на что-то ноль? Ноль, умноженный на пять, равен нулю. Ноль хоть на миллион умножай — все равно это ноль. 

Нейрографика, в которой человек только сидит и истово рисует, не даст ничего, если он не делает никаких действий в реальной жизни. При этом, для человека, который что-то делает, она может здорово облегчить путь.

Работа Дины Игликовой

— Почему нейрографика работает? Какие там задействованы механизмы?

Центр управления жизнью любого человека — это его мозг, который состоит из трех отделов. Рептильный мозг — самая древняя структура, отвечающая за инстинкты. Второй отдел — лимбическая система, наши эмоции, чувства. И третья часть — неокортекс, современный мозг современного человека, где все наши знания, социализация, правила социума и так далее. 

Например, события пандемии очень хорошо показывают, насколько быстро вся эта культурная и социальная «позолота» с нас слетает. Если все бегут и покупают тоннами гречку и туалетную бумагу, то здесь речь явно про инстинкты. Так все это «богатство» в виде рептильного мозга начинает руководить жизнью. 

Что делает нейрографика? У нее есть правильные ключи ко всем трем отделам мозга. Рептильный мозг не воспринимает ни слова, ни логику. Как мы ставим цели? «Хочу зарабатывать сумму Х ежемесячно», или «Хочу увеличить доход в Х раз». Любой такой текст будет адекватным тому, как мы мыслим и разговариваем в обычной жизни — неокортексом. Для рептильного мозга это белый шум, потому что он воспринимает только язык образов и символов. 

Поэтому когда мы на листе бумаги рисуем свой желаемый доход, желаемого мужа или нового ребенка в виде символа, это попадает туда, куда надо. Потом мы начинаем соединять все это линиями, наполняем цветами. Рисунки получаются очень абстрактными, но наше бессознательное все прекрасно понимает. По сути, это отмычка к нему.

Лимбическая система отвечает за наши чувства и эмоции, и нейрографика прекрасно позволяет выкинуть эмоции на бумагу. Человек может булькать, его могут раздирать страхи, он может быть мучим ревностью или чем-то еще. Он может пойти в лес и там орать, может прийти в спортзал и молотить грушу, а может взять ручку и лист бумаги, выкинуть туда свою эмоцию и посмотреть на нее. Это то, что в психологии называется «третья позиция». 

Почему мы такие эффективные, когда даем советы другим людям? Потому что нам не больно, мы не находимся в эпицентре эмоций и событий. А когда мы внутри, нам больно, обидно или что-то еще, мы не можем объективно оценить ситуацию и действовать правильно. Человек успокаивается и возвращается в свой здравый ум. Нашли ключ к лимбической системе? Нашли. 

Работа Дины Игликовой

Теперь неокортекс. Мы в нейрографике всегда рисуем, задавая тему. Чем это отличается от обычного рисования? Многие же на скучных совещаниях или болтая по телефону что-то калякают. Очевидно, это какая-то попытка успокоиться, и это лучше, чем ничего. 

Но представьте, что мне бы дали лопату и сказали: «Копай оттуда, где стоишь, вон до того дома». Я могла бы пойти копать, но я не понимаю, зачем мне это надо. А другое дело — если бы мне сказали: «Докопай до того дома, мы тут посадим картошку, продадим и деньги пополам поделим». Другая история: «Докопай вон до того дома, сожжешь 1800 калорий, а потом съешь кусок Наполеона и ничего тебе не будет». Третьему человеку можно сказать: «Копай, посадим деревья, сделаем нашу планету чище и красивее». В любом случае, это осознанное копание. 

Так вот нейрографика — это очень осознанное рисование. Мы задаем тему, а не просто калякаем. Каждая фигура наполнена смыслами и показателями: сколько я хочу денег, сколько подписчиков, какое количество программ и так далее. Все фигуры — это какие-то ресурсы, язык неокортекса. 

Кроме того, неокортекс прекрасно развивается через мелкую моторику, это прекрасно знают все логопеды. На моих программах очень много логопедов, они знают связь точных правильных движений с мозгом. Такой рисунок — это тысячи движений. Нашли ключ? Нашли.

То есть, занимаясь одним и тем же делом на обычном листе бумаги, используя самые простые инструменты, мы задействуем все три отдела мозга. Я не знаю другой практики, которая включает одновременно все три отдела мозга, делая это так же просто, легко и доступно, как нейрографика. Поэтому я ее очень люблю. 

— То есть, нейрографика — это как инструмент реализации запросов, так и занятие для души. 

— Да. Я пришла в нейрографику после семи или восьми лет занятий классической живописью. Помимо того, что мне просто нравится рисовать, я обнаружила, что рисование может приносить действительно крутые результаты и деньги в качестве профессии. Я получаю массу удовольствия, когда сама рисую со своими клиентами, и, помимо этого, вижу, как меняются реальные жизни реальных людей, включая мою. Я люблю, когда практика приносит не только удовольствие, но и результат. 

Работа Дины Игликовой

— Есть ли конкретные примеры чудесных изменений и преображений с помощью нейрографики, о которых вы можете рассказать?

— У меня много денежных программ, и я точно знаю, что где-то больше половины участников успевают отбить их стоимость где-то на середине. Там определенный ценник, и он не маленький — не так, что человек заплатил два евро и заработал быстро 50 центов. Если он заходит в программу, которая стоит 500-600 евро, то отбить ее стоимость буквально за первые две недели — это, на мой взгляд, очень круто.

Один из недавних эпизодов: одна из участниц за 12 недель программы выросла в доходах в три раза. Она фотограф, и до программы ее доход был около 100 000 рублей. Она вышла на совершенно другой заработок. Мы просто прорабатывали денежное мышление и разбирали стратегии, которые мешали.

Еще один случай в предыдущем потоке — девушка-предприниматель, у нее небольшая косметическая фирма. Через две недели после начала работы у нее отвалились несколько мелких клиентов, и она подписала контракт с очень крупным клиентом. Это не было целью рисунка, так просто получилось. 

Очень много случаев, когда человеку нужно хорошо и быстро продать какие-то объекты — земельные участки, дома, квартиры, машины. Это просто настраивается и продается. 

— Так, а если купить?

— Купить тоже, но смотря как ставить задачу. Одно дело — когда есть бюджет, который человек готов потратить, и не понимает, как в него влезть. А другое — это «я хочу дом, но у меня нет никакого бюджета», — тогда это история не про дом, а про деньги: что нужно сделать для того, чтобы эти деньги появились. 

Еще ко мне часто приходят рисовать большой группой людей на задачу одного человека, у которой есть четкие параметры, например, известна дата, когда это будет происходить. Это могут быть судебные решения, оперативные вмешательства, сдача серьезных экзаментов и проведение переговоров. Собирается толпа, чем больше тем лучше, и мы рисуем на результат одного человека. Обычно это дает очень хорошие результаты.

Работа Дины Игликовой

— Может ли успешно практиковать нейрографику человек, который не умеет рисовать от слова «совсем»?

— Чтобы успешно практиковать нейрографику, достаточно сформулировать запрос, выделить час-полтора времени и прийти ко мне.  

Во-первых, когда мы рисуем конкретные объекты — натюрморт, цветы, дом, — у нас есть понимание, как это должно выглядеть. И если вдруг мы этого не получаем, то начинаем расстраиваться. Начиная нейрографический рисунок, мы никогда не знаем, что с ним получится. Мы не можем быть разочарованы, потому что ничего не ожидаем. Будучи специалистом, и понимая, куда я веду человека, я задаю направление мысли, но никогда не знаю, что это будет за картинка. Поэтому тревожность «у меня не получится» здесь не существует как таковая. 

Во-вторых, я очень четко веду и показываю, как это делать. Да, у кого-то будет получаться более красиво, если у него ручки умелые, у кого-то — более скромно. Но в любом случае, это просто навык. 

Лучше всего из того, что я наблюдала, помимо тех, кто занимается живописью, получается у мастеров маникюра: у них рука уже выточена под тонкие движения. Один раз ко мне пришли муж с женой, которым нужно было продать дорогую землю (они, кстати, ее очень удачно продали). Они утверждали, что рисуют в первый раз, а я смотрела и думала, что этого просто не может быть. В итоге они оказались мастерами татуажа — и, конечно, у них руки совершенно по-другому работают. 

Но даже если человек не умеет рисовать, на его результат это никак не повлияет. Если он потом захочет делать свои рисунки очень красивыми, я этому научу. 

— А какие нужны материалы?

— Это делается самыми простыми штуками. Нужны лайнеры для тонких линий, на них всегда пишется номер 0.3, 0.5 или 1. Основную часть рисунка мы делаем обычным маркером, и еще часть линий — маркером со скошенным кончиком. 

Еще нам нужны карандаши с хорошими палитрой и цветоотдачей. Малое количество цветов очень сложно смешивать. В магазине проще всего выбирать профессиональную серию и проверять, чтобы они были мягкие и очень яркие. 

Очень важно получать сочные цвета. Цвет — это энергия, он всегда вызывает какие-то ассоциации. Я обычно предлагаю подумать: «О чем для меня сейчас этот цвет?», например, красный — это может быть энергия, страсть, наглость, борзота… И если для ситуации это качество важно, то начинать вносить цвет в рисунок. 

Когда-то я училась шаманским практикам, и один из их главных постулатов — это то, что намерение важнее действия. Если мы закладываем намерение что-то получить, то мы однозначно это получим. 

Процесс

— Как совмещаются шаманские практики, коучинг, тетахилинг и другие инструменты, которыми вы владеете?

— Я прагматик, мне надо, чтобы все работало и вело к результату. Как тетапрактик во время рисования я всегда даю какие-то тета-загрузки или небольшие медитации, чтобы человеку было максимально комфортно. Как коуч я помогаю проложить маршрут из точки А в точку Б. Как нейрограф я показываю, как делать это технически. 

Как художник, я учу рисовать правильно, потому что когда мы добиваемся гармонии на листе, то она начинает воцаряться и в нашей теме. Наш мозг видит, что на бумаге это возможно, и начинает искать варианты, как сделать это в жизни. Шаманские практики помогают внедрить туда волшебство и усилить его, это мультипликатор. 

Во всех денежных программах я применяю психологию денег. А когда человек приходит на индивидуальную сессию, я использую дистанционное видение, чтобы посмотреть на пространство вариантов и куда лучше идти.

Мне кажется, тут чем больше, тем лучше, потому что есть из чего выбрать. Хороший шахматист отличается от плохого количеством комбинаций в голове. 

— А можно ли с помощью нейрографики работать со своими внутренними запросами: низкая самооценка, синдром самозванца, склонность оставлять все на последний момент… 

— Конечно, можно. Например, я разработала прекрасный алгоритм, который помогает быстро «качнуть» себе энергию. Когда человек знает, что ему надо делать и для чего, а он сидит и никак не может собраться, не отдыхает и не делает. Это очень короткий рисунок, у которого нет шансов превратиться в изощренный вид прокрастинации типа «Я рисую»: его можно сделать за 10 минут и сразу после этого пойти работать.

Синдром самозванца — тоже классика жанра. Он всегда говорит: «Ты недостаточно хороша», «Ты мало постаралась», «Нобеля ты еще не получила»… Голос самозванца все время обесценивает то, что есть. У меня есть специальный авторский мастер-класс, где мы находим все свои достижения и прекрасные качества, даем им место, смотрим на них, связываем линиями, наполняем цветом и проживаем эту историю. Час-полтора мы рисуем, и все это время очень красиво и мягко убеждаем себя и все свои отделы мозга в том, что все в порядке. Конечно, мы получим результат. 

Работа Дины Игликовой

Еще нейрографика очень хорошо работает с ситуациями, когда человеку нужно сделать какой-то выбор. Я придумала классную технику «Рука нам покажет», где использовала одну технику из дистанционного видения, чтобы человек не смог себя обмануть. Мы рисуем просто вариант 1 и вариант 2, и наша рука проявляет, куда нам на самом деле хочется. Это можно сделать расстановками, но очень интересно посмотреть и через рисунок. Иногда кажется, что все идет к одному, а потом рисунок показывает другой вариант. 

— То есть, нейрографика — это еще и инструмент самопознания.

— Да, причем именно такого самопознания, которое нужно для жизни. Иногда я слышу слово «самопознание» от каких-нибудь очень волшебных взлетно-беспосадочных барышень, которые целыми днями себя познают, — и непонятно, что им с этим знанием делать. По мне так лучше пойти полы помыть. Но для того, чтобы познать себя настоящего, принять себя настоящего и использовать это для своей настоящей жизни нейрографика — действительно очень классный инструмент. 

— Благодарю вас за интервью, Дина, было очень интересно!

Подписаться на Дину в соцсетях можно по ссылкам: Инстаграм, Телеграм, ВК

Видеоверсию интервью смотрите здесь:

Ваша Анна Узунер, тренер по коммуникациям

Оставить комментарий

Анна Узунер

Ментор по формированию предпринимательских навыков

Как связаться

Вы можете связаться со мной по номеру
+90 543 610 23 37
(WhatsApp, Telegram)

Anna Uzuner © 2018-2023 All rights reserved
Публикация материалов сайта возможна только с указанием прямой активной ссылки